top of page
IMG_8943.jpg
IMG_8947.jpg
IMG_8948.jpg
IMG_8950.jpg
IMG_8951.jpg
IMG_8954.jpg

«Они сидели молча, даже не подозревая, что их так много связывает»

Спектакль театра КНАР "Играя Хармса".

Получив приглашение на спектакль театра КНАП «Play Harms ili sasvim obične besmislice“ (Играя Хармса или обыкновенные бессмыслицы), по текстам Даниила Хармса, я очень удивилась. Нет, пожаловаться на хорватскую театральную сцену я не могу. Очень много спектаклей ставилось и ставится по произведениям русской классики. «Анну Каренину», «Ревизора» и «Три сетры» ставил ЗеКаЭм, «Идиота» ХНК, «Метель» - Гавелла, а недавно тот же ЗеКаЭм превзошел самое себя: известный хорватский режиссер Оливер Фрлич поставил спектакль «Братья Карамазовы», который идет два вечера подряд. Причем, зрители могут посмотреть спекталь один вечер и получить развернутое, но все же частичное представление о произведении Достоевского, а могут прийти два вечера подряд и получить полное представление о сложных сюжетных линиях, благодаря которым этот роман считается знаковым произведением писателя. Но Хармс!?

Покопавшись в своем филологическом образовании, я пришла к выводу, что, даже окончив профильный факультет, слишком мало знаю о творчестве Хармса. Знаю, конечно, что Хармс – это псевдоним Даниила Ювачева. Знаю его известное высказывание «меня интересует только «чушь»; только то, что не имеет никакого практического смысла».  Знаю, что Хармс (кстати, это один из многих его псевдонимов) вместе с другими молодыми писателями, любителями гротеска, в 1927 году основал группу ОБЭРИУ (объединнеие реального искусства), чья деятельность ориентировалась на авангард. Знаю, что писал рассказы для детей. Знаю, что при жизни его произведения не печатались, а были «реабилитированы» лет тридцать назад. Вот, пожалуй, и все. Однако, к интереснейшей личности Даниила Хармса и его биографии мы еще вернемся, а сейчас о спектакле.

Спектакль «Играть Хармса или обыкновенные бессмыслицы» на сцене экспериментального театра КНАП поставил режиссер Борис Ковачевич. Если не вдуматься в то, что происходит на сцене, покажется, что текст, который произносят два актера, вообще не имеет смысла. Это нечто похожее на сюрреализм в живописи: при помощи слов писатель совмещает несовместимое, описыват невозможное, доводит обычное на первый взгляд событие до абсурда. Однако, по мере того как развивается действие, зритель начинает улавливать связь между персонажами и их поступками. Два молодых актера Марко Хергешич и Филипп Делетич в строгих костюмах напоминают политиков, которые на публику с серьезными лицами произносят бессмыссленные фразы, а о том, что на сцене в действительности разыгрывается комедия, свидетельствуют их «клоунские» носки: у одного – красные, а у другого – зеленые. Короткие, стремительные диалоги, быстрое преобразование при помощи тела и говора воплощают галерею разнообразных героев, каждый из которых мог бы жить с нами по соседству. Где-то в середине спектакля ловишь себя на мысли, что в веселом повествовании слишком много смертей, прямо как в фильме «Формула любви» - «в общем все умерли». Однако, актеры произносят текст с такой обыденностью, что это просто невозможно принимать всерьез. В целом, это напоминает разговор двух кумушек на лавочке у подъезда.

Текст Хармса живо переликается с нашей повседневностью. Спектакль вышел в 2021 году, но в последнее время приобрел трагическую актуальность. В каждой истории люди умирают в результате невероятных событий и самыми невероятными способами, но актеры об этом говорят равнодушно, совсем как в реальности, когда смерть тысяч людей в соцсетях и средствах массой информации превратилась в статистику.  «Чушь» приобрела смысл и отражает нашу нереальную реальность.   

Мне было интересно узнать, как актеры работали над своими ролями, как им удалось так хорошо передать сложный контекст России 20-х годов? Каково было впервые подойти к этому «бессвязному» тексту, который предложил режиссер?

Марко и Филипп любезно согласились дать после окончания спектакля небольшой интервью.

Однако, здесь меня ожидал еще один сюрприз. Оказывается, Хармс весьма популярен у режиссеров. Достаточно сказать, что в этом году на смотре любительских театров из 33 коллективов два взяли к постановке именно Хармса.

По словам актеров, текст Хармса их вначале сильно забавлял, потому что они поняли, что «понимать нечего», надо просто доверится своей интуиции. Сами себе они задают вопрос: почему именно их режиссер взял в спектакль. И тут же отвечают: потому что мы это это понимаем, мы это «живем». Это можно сравнить с закрытой дверью, на которой написано: вход строго воспрещен. Кто будет пытаться туда войти? Так они работают каждый раз в спектакле «Играя Хармса».

Я понял, - утверждает Филипп Делетич, - что эта бессмыслица, пожалуй, идеальный поиск смысла, потому что пока я играю пьесу, я как будто нахожусь на собственной психотерапии. Каждый раз я открываю что-то новое о моих героях, и через них – о себе. Я не знаю что точно происходит, но это меня меняет. Все эти люди живут на маргинах общества, но просто невероятно сколько в них настоящей жизни! По каждой из этих миниатюр можно было бы снять фильм».

Режиссер Борис Ковачевич дал актерам полную своботу воплотить на сцене столь необычный текст Даниила Хармса, а прогрессивный альтернативный театр КНАП решил не заискиваться перед зрителем, принимая к постановке спектакль, который не каждым зрителем будет понят.

Во вскяом случае, не пропустите спектакль «Играя Хармса» в следующем сезоне. И нет, я не забыла обещание подробнее рассказать о писателе, чье творчество вдохновило многих современных авторов. НО, прочитать вы об этом сможете в приложении «Литературный калейдоскоп» в следующем номере журнала.

bottom of page